Архитектурные фотозаметки (pavleg) wrote,
Архитектурные фотозаметки
pavleg

Categories:

Усадьба Раллей в Первитине

В один из апрельских выходных дней удалось добраться до относительно малоизвестной усадьбы, что находится на западной окраине Старицкого района родной Тверской губернии.


В излучине речки Ржати в 80-ти верстах от губернского города и в 40 от уездного Зубцова расположилось село Первитино (Первитено) - центр одноименной волости.

Насчитывающая в начале XX века более двух тысяч жителей местность к настоящему времени обезлюдела - от большинства входящих в приход Первитинской Казанской церкви деревень остались лишь названия на карте, да и само Первитино не имеет сейчас постоянного населения.

Добираться сюда лучше через поля со стороны Ягодина, т.к. бывшая некогда основной дорога со стороны Романова размыта речкой Сукромкой.

Прошагав пару километров по полям и весям, оказываемся у въезда в усадьбу, где нас встречает "страшное" предупреждение.

Разворачиваемся? Нет - уверенно следуем далее мимо выстроенной в 1757 году тогдашним владельцем усадьбы Петром Михайловичем Хлоповым Казанской церкви, про которую я уже писал пару лет назад.

К западу от церкви расположился барский дом, про который Греч в своем ностальгическом "венке" писал: "Бог знает когда и для кого возводился этот громадный дом, верно, навсегда скрыто неразгаданное имя архитектора, вложившего сюда свой вкус и умение.

И уже не удивляет привычная и знакомая картина, величавая еще в своей трагической обреченности, в горьком юморе исторических превратностей.

Садовый фасад решен все с тем же размахом. Здесь снова шесть колонн поддерживают фронтон, а к аркадам на высоту бельэтажа задуманы были закругленные пандусы. Белый камень арок и пилонов посерел и покрылся мохом и зеленой плесенью, кое-где опала штукатурка со стен и колонн. Крапива, бурьян и кусты бузины совсем близко подошли к зданию, сообщая ему заброшенный, покинутый вид. Дом в Первитине чрезвычайно типичен для дворцовой усадьбы конца XVIII века. Что-то общее сближает его с домом в Введенском и еще больше, пожалуй с громадным домом в Ивановском, имении графа Закревского."

И если еще в первые годы Советской власти Алексей Николаевич сокрушался по поводу плачевного состояния усадебного дома, то нынешнее его состояние совсем уж удручающее. После войны на первом этаже еще проживали местные жители, однако по мере обветшания дом, недолго думая, был разобран на бутовый кирпич.

Существует предание, что местный помещик Петр Хлопов проиграл свое имение в карты генерал-майору Раллю (предположительно Федору Григорьевичу).
Ралли владели усадьбой до революции, а последний владелец имения - Борис Васильевич прославил ее образцовой организацией хозяйства в новых экономических условиях, сложившихся после отмены крепостного права. Местные говорят, что к усадьбе накануне революции даже планировалось строительство ветки железной дороги от Погорелого Городица.

В имении, причем, не только на барской, но и на крестьянской земле, велось многопольное хозяйство. В севооборот наряду с привычными культурами были введены картофель, клевер, люцерна. Обработка земли производилась наемными крестьянами с 1 апреля по 15 ноября, которым за сезон платили: мужчинам по 42, а женщинам - по 22 рубля.

Здесь разводились лучшие породы скота, например, русско-холмогорская порода коров, которая давала «Средний удой за восемь месяцев по 102 ведра». Молоко перерабатывалось на собственном сыроваренном заводе, где варили за сезон до 800 пудов русско-швейцарского сыра. Сыр продавался в Москву содержателю магазинов купцу Бландову по цене 8-9 рублей за пуд летней варки, зимней же - 5-6 рублей. Масло поставлялось в Петербург по 20-24 рубля за пуд.

Также имелись винокуренный завод, производивший за 150 дней 12 655 ведер спирта, и кирпичный, производивший до 45 тысяч кирпичей. Кирпич изготовлялся как для собственных нужд, так и для продажи по 1 рублю 20 копеек за сотню.

Однако наибольшей популярностью у хозяев пользовалась оранжерея, персики из которой которых ежегодно отправлялись в Петербург купцу Елисееву в количестве до 1000 штук по цене 25 рублей за сотню.

После известных событий 1917 года имение было национализировано, а Борис Васильевич, слив запасы спирта в реку, отправился на юг в надежде переждать «смутное время».

И если в Советское время наследие прежних хозяев использовалось совхозом, то сейчас мы наблюдаем окончательную его гибель.

Включенные еще в 1974 году в реестр объектов культурного наследия федерального значения все эти усадебные строения год от года все больше становятся похожи на бесформенную груду кирпичей.

Усадебный парк практически исчез, каскадные пруды давно спущены.

Обойдя все остатки усадебных построек, направляемся обратно к церкви...

...позади которой находится небольшое здание усыпальницы, понятное дело, полностью разоренной.

Территория к востоку от церкви занята кладбищем, где можно увидеть парочку надгробий конца XIX века над могилами крестьян из соседнего Ягодина.

Ну вот и подошло к концу наше знакомство с некогда богатой усадьбой.
Взглянем напоследок на синеющую среди желтизны прошлогодней травы речку Ржать и направимся в обратный путь.

При подготовке поста использовались материалы:
1. А.Н. Греч "Венок усадьбам";
2. Статья старицкого краеведа А.В. Шиткова "Усадьба Первитино".
Tags: Старицкий район, Тверская область, руины, усадьба
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments