Архитектурные фотозаметки (pavleg) wrote,
Архитектурные фотозаметки
pavleg

Categories:

Московское барокко в Калужской глуши или Казанская церковь в Богородском

В первый воскресный день недавно наступившего лета была совершена вылазка вглубь Ферзиковского района, где доживает свой век уникальный для Калужских земель памятник культового зодчества.


Входившее ранее в состав Тарусского уезда село Богородское расположено в 11-ти верстах к северу от Ферзикова и в 27-ми верстах к юго-западу от Тарусы.

Ныне село входит в состав Аристовского сельского поселения Ферзиковского района и насчитывает целых двух постоянных жителей, занятых пчеловодством (с их слов Богородский мед - лучший во всем районе).

Преодолев пару километров полевой грунтовки, выходим к южной оконечности села, где за безымянным притоком речки Медведки в разросшихся деревьях затерялся одинокий крест.

Пруд, остатки аллей вдоль его восточного берега и полуразрушенный храм - все, что осталось от вотчины князя Сергея Яковлевича Львова.

Впрочем, храм тоже мог не сохраниться, если бы исполнители полностью реализовали поставленную в начале 50-х годов прошлого века задачу по его сносу, а не ограничились одной лишь колокольней.

Что любопытно: в архивах храм значился снесенным в 1957 году, поэтому, мысленно поблагодарив нерадивых богоборцев, рассмотрим памятник культовой архитектуры более подробно.

От незаурядного произведения церковного зодчества познепетровского времени, выстроенного московскими мастерами в 1719-1721 годах, сохранился вертикально устремленный основной объем типа «восьмерик на четверике» с пониженным алтарем.

Храм имел три престола: главный - Казанской иконы Божьей Матери и теплые придельные - Сергия Радонежского и Иоанна Предтечи.

Нарядность фасадам придает удивительный ордерный декор с белокаменными элементами, среди которых наиболее эффектно смотрятся резные капители цветочно-фруктовой тематики.

Восхищаясь качеством без малого трехсотлетней резьбы, обращаем внимание на обнажившиеся из-под осыпавшегося угла карниза кованые связи с проушинами на конце - назначение такого узла мне непонятно.

Помимо капителей, фасады украшали лепные херувимчики, которым, увы, не оставили ни одного целого лица.

Налюбовавшись фасадным декором, заглянем внутрь храма, где ранее находился трехъярусный барочный иконостас середины XVIII века, украшенный фигурами ангелов и евангелистов.

Отсутствие каких-либо следов росписей наводит на мысль, что позолоченный с голубым фоном иконостас был главным и единственным украшением интерьера.

Подняв голову, ощущаем всю вертикальную устремленность сооружения, до сводов которого широкоугольником уже не дотянуться.

Меняем объектив и видим любопытную картину - малый восьмерик выложен, мягко сказать, несколько кривовато. Причем, судя по отсутствию трещин в сводах, выходит, что кривизна эта была изначально, а не является следствием разрушения беззащитной перед воздействием влаги кладки.

Еще раз осмотрев пустые стены, выходим на улицу и, взглянув на остатки металлического каркаса венчающей главы...

...покидаем обладающее признаками объекта культурного наследия культовое сооружение.

Впрочем, наше путешествие на этом не заканчивается. Впереди - новые открытия!

При подготовке поста использовались:
1. Рошефор Н.И. Опись церковных памятников Калужской губернии - СПб., 1882;
2. Материалы натурного обследования экспедиции сектора «Свода памятников» Государственного института искусствознания МК РФ, проведенные в 2010 году.
Tags: Калужская область, барокко, интерьеры, руины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments